Справк а icon

Справк а









НазваниеСправк а
страница3/4
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4

8. Применение ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» при продаже товара ненадлежащего качества.

Согласно преамбуле Закона РФ «О защите прав потребителей» существенный недостаток товара (работы, услуги) - неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки.

Понятие существенного недостатка сформулировано в самом общем виде. Оно не указывает, например, каким образом можно установить неустранимость недостатков без несоразмерных расходов или затрат времени. Несоразмерность расходов является в значительной степени субъективным понятием.

Кроме того, данное выше определение существенного недостатка не носит исчерпывающий характер, так как определяет, что в качестве существенных нарушений могут быть и другие подобные недостатки.

Поскольку существенность недостатка – правовая категория, экспертным путем определению не подлежит, при решении вопроса об отнесении выявленного недостатка в товаре (работе, услуге) к существенному суды в каждом конкретном случае исходят из оценки представленных сторонами доказательств.

Такой подход представляется правильным.

В конкретных случаях при определении существенности недостатков имеет место соизмерение стоимости товара к стоимости заменяемых в нем частей и ремонтных воздействий.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ отменено решение Московского районного суда г. Твери от ДД.ММ.ГГГГ, которым в удовлетворении иска к ООО "П" и к ООО "Автомобильный завод "Г" о возврате уплаченной за товар денежной суммы, возмещении убытков, взыскании неустойки и компенсации морального вреда Клочковой Е.А. отказано. Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не установлено, в частности, является ли недостаток товара существенным.

Как следует из материалов дела, по договору купли-продажи, заключенному ДД.ММ.ГГГГ с ООО "А", Клочкова Е. А. приобрела автомобиль марки № (ПТС №) по цене 357250 руб. Согласно договору гарантийный период эксплуатации автомобиля составил 12 месяцев со дня продажи, но не более 30000 км. пробега при соблюдении условий эксплуатации, хранения и транспортирования, указанных в сервисной книжке, и прохождении всех ТО на СТО продавца.

Судом установлено, что в течение гарантийного срока в процессе эксплуатации автомобиля в нем был обнаружен недостаток: при выжиме сцепления происходило смещение коленвала на 4 мм. в осевом смещении. При вскрытии масляного картера двигателя были обнаружены в поддоне полукольца осевого смещения в количестве двух штук. На коленвале и бугеле имеется выработка глубиной более 1 мм. Данное обстоятельство установлено актом осмотра автомобиля от ДД.ММ.ГГГГ, произведенном комиссией, состоящей из инженера по гарантии ООО "Т", начальника производства, слесаря, в присутствии представителя истца и эксперта. Согласно выводам комиссии данный дефект возник при сборке двигателя. Для ремонта необходимо произвести замену коленчатого вала, вкладышей и картера двигателя.

Факт наличия в проданном истцу автомобиле недостатка подтвержден и заключением судебной автотехнической экспертизы. Согласно экспертному заключению обнаруженный дефект двигателя является устранимым. После его устранения снижается ресурс (срок службы двигателя), и стоимость устранения (ремонта) такого дефекта превышает 10% от стоимости нового двигателя. Данный недостаток (дефект двигателя) является существенным недостатком (дефектом). Причиной неисправности двигателя является неправильная его сборка на заводе-изготовителе.

Наличие дефекта двигателя и причина его возникновения - неправильная его сборка на заводе изготовителе не оспаривались ответчиками в ходе рассмотрения дела.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что выявленный в автомобиле недостаток не является существенным, поскольку он был устранен, после проведения ремонта автомобиль не эксплуатировался, стоимость установленных при гарантийном ремонте запчастей и стоимость гарантийных работ по устранению данного недостатка составили в общей сумме 27265 рублей 30 копеек при стоимости автомобиля 357250 рублей.

При этом суд отверг доводы представителя истца о стоимости ремонта двигателя в размере 39000 рублей и справку ООО "Т" от 12 февраля 2009 года о стоимости ремонта двигателя, равной 39384 рубля, поскольку в данном случае имел место гарантийный ремонт.

Однако с данным выводом судебная коллегия не согласилась и полагала, что утверждение суда о необходимости принятия во внимание в данном случае стоимости гарантийных работ является ошибочным, поскольку Закон "О защите прав потребителей" при определении существенности недостатка не предусматривает гарантийной цены деталей и услуг.

Из справок ООО "Т" следовало, что стоимость двигателя на декабрь 2007 года на предприятии составляла 56000 рублей. 12 декабря 2007 года был произведен капитальный ремонт двигателя, сумма ремонта со стоимостью запасных частей составляет 39384 рубля.

В связи с этим суду необходимо было исходить из реальной стоимости ремонта и запасных частей и с учетом этого обсуждать вопрос, является ли обнаруженный в автомобиле недостаток существенным.

При новом рассмотрении суду указано учесть изложенное, установить, имелись ли в товаре существенные недостатки и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.


Суд, частично удовлетворяя требования Смирновой Ю.И. к индивидуальному предпринимателю Потютькову И.В. о взыскании уплаченных за товар денежных средств, неустойки и компенсации морального вреда, исходил из следующего.

Смирнова Ю.И. по договору купли-продажи приобрела за 37830 руб. угловой диван. По истечении гарантийного срока в проданном истцу диване были обнаружены недостатки. Экспертным заключением данные недостатки отнесены к производственным. Истцом представлены доказательства стоимости ремонта данного углового дивана, которая составляет 274000 руб. Оценивая стоимость ремонта, составляющую 72 % от той цены, за которую он был приобретен, суд пришел к выводу о том, что расходы по его ремонту следует признать несоразмерными.


При разрешении гражданско-правовых споров, основанных на статье 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», судами допускались ошибки, связанные с применением закона, введенного в действие после заключения договора и расширяющего основания для наступления гражданско-правовой ответственности, что недопустимо в силу пункта 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации.

Зайцева Е.А. обратилась в суд с иском к ООО «В» о взыскании стоимости автомобиля, неустойки, возмещении убытков, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи приобрела в ООО «В» автомобиль «Ф» стоимостью 1.028.000 рублей. На товар был установлен гарантийный срок продолжительностью 24 месяца или 100.000 км пробега.

В период гарантийного срока до предъявления иска была трижды выявлена неисправность автомобиля: ДД.ММ.ГГГГ; ДД.ММ.ГГГГ а и с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ года автомобиль находился на ремонте.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из абзаца 8 пункта 1 статьи 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в редакции Федерального закона от 25 октября 2007 года №234-ФЗ, в соответствии с которым в отношении технически сложного товара (каковым является автомобиль) потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требования о его замене на товар этой же марки или на такой же товар другой марки с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение 15 дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в случае невозможности использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более, чем 30 дней вследствие неоднократного устранения недостатков товара.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его действия, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

По смыслу статьи 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», предусмотренные в ней права покупателя представляют собой одновременно меры ответственности продавца за продажу товара ненадлежащего качества.

При этом основанием возникновения ответственности является не событие, имевшее место в отношении предмета купли-продажи (поломка, обнаружение дефекта), а деяние продавца (продажа товара ненадлежащего качества).

Таким образом, применение судом Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в редакции Федерального закона от 25 октября 2007 года № 234-ФЗ к отношениям между продавцом и покупателем, возникшим при заключении договора купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ, то есть до введения в действие нового вида ответственности продавца свидетельствует о существенном нарушении норм материального права.


При применении абз. 11 п. 1 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" представляется правильным исходить из того, что невозможность использования технически сложного товара более 30 дней вследствие неоднократного устранения его недостатков должна иметь место в течение каждого года гарантийного срока.

В мае 2010 г. Башмаков В.В. обратился в суд с иском к ООО «А» (далее – Общество) о замене приобретенного им в августе 2008 г. у ответчика автомобиля марки Land Rover Discovery и возмещении убытков, причиненных вследствие продажи автомобиля ненадлежащего качества, в обоснование которого указал, что в процессе эксплуатации автотранспортного средства стали проявляться различные недостатки. Неоднократные обращения к продавцу по поводу их устранения к положительному результату не привели. Кроме того, Общество не имеет возможности диагностировать неисправности автомобиля ввиду неподготовленности обслуживающего персонала и отсутствия надлежащего оборудования, что также обусловило наличие дефектов автомобиля и необходимость обращения для устранения недостатков в частном порядке в сервисные организации, не имеющие отношения к Обществу.

Дополнительно истец указал, что в соответствии со ст. 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», предусматривающей в случае невозможности использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем 30 дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков, реализуя право потребителя на замену технически сложного товара (автомобиля), он в марте 2010 г. обратился к продавцу с требованием о замене автомобиля, однако в этом ему было отказано.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что согласно постановлению Правительства РФ от 13 мая 1997 г. № 575 «Об утверждении перечня технически сложных товаров, в отношении которых требования потребителя о замене подлежат удовлетворению в случае обнаружения существенного недостатка» автомобиль является технически сложным товаром, подлежит замене в случае обнаружения существенного недостатка.

Между тем, судом первой инстанции не учтено, что названное постановление признано утратившим силу, а Перечню технически сложных товаров, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 10 ноября 2001 г., оценка не дана.

В соответствии со ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Судом установлено, что автомобиль истца находился в ремонте 42 суток: в сентябре, октябре, ноябре 2010 г. – (1 сутки, 10 и 3 суток соответственно), в феврале, марте, апреле 2011 г. – (2, 11 и 15 суток соответственно. На основании изложенного, суд пришел к ошибочному выводу об обоснованности требования истца о замене автомобиля на аналогичный, поскольку его автомобиль находился в ремонте с неисправностями и срок, в течение которого он не мог им пользоваться, составляет более 30 дней.

Между тем, по смыслу абзаца 11 пункта 1 статьи 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», невозможность использования технически сложного товара более 30 дней вследствие неоднократного устранения его недостатков должна иметь место в течение каждого года гарантийного срока, т.е. в настоящем случае в течение каждого из трех лет гарантийного срока. Данный вывод следует из буквального толкования приведенной выше нормы.

Однако обстоятельства, предусмотренные ст. 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», а именно невозможность использования автомашины в течение каждого из трех лет гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков, в данном случае отсутствовали.

Согласно материалам дела, автомобиль в течение первого и второго годов гарантийного срока с 22.08.2008 по 22.08.2010 в ремонте не находился; в течение третьего года гарантийного срока (22.08.2010 – 22.08.2011) находился в ремонте 42 дня.

С учетом изложенного, судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда решение Заволжского районного суда г. Твери от ДД.ММ.ГГГГ отменила и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Башмакова В.В. к ООО «А» о замене автомобиля, возмещении убытков и компенсации морального вреда.

Имеет место и другое толкование абзаца 11 пункта 1 статьи 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Так, по иску Меджлумяна Р. Д. к ЗАО «М» об отказе от исполнения договора купли-продажи и взыскании денежных средств и по иску ЗАО «М» к Меджлумяну Р. Д. о взыскании неосновательного обогащения суд кассационной инстанции пришел к выводу, что условие о невозможности использовать товар в течение 30 дней каждого года гарантии подразумевает непрерывность такого периода либо непосредственное нахождение приобретенного товара в процессе ремонта. Вместе с тем, исходя из анализа приведенной нормы закона, прямого указания на такую трактовку закон не содержит. Таким образом, потребитель вправе обратиться к уполномоченной организации как в случае нахождения товара на ремонте непрерывно в течение 30 дней, так и при неоднократном выполнении ремонтных работ, если невозможность его использования в совокупности в период гарантийного срока составит 30 дней и более.

По вышеуказанному гражданскому делу решение суда первой и кассационной инстанций были отменены в связи с допущенными нарушениями норм процессуального права, дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении стороны заключили мировое соглашение.


9. Судами города Твери и Тверской области рассматривались дела по спорам, связанным с ремонтом в течение гарантийного срока купленных товаров длительного пользования. В большинстве случаев таким товаром выступал автомобиль.

Мотивами принятия решения по делам указанной категории являлись наличие производственных или эксплуатационных недостатков в товаре, их обнаружение в течение гарантийного срока или срока годности.

Помозов А.П. обратился в суд с иском к ООО «Автоцентр-НБ» о безвозмездном устранении недостатков автомобиля марки NissanNavara, о продлении гарантийного срока на период времени с 20 января 2010 года до момента выдачи его по окончании ремонта, также просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей и сумму неустойки в размере 1% от стоимости устранения недостатков за каждый день простоя данного автомобиля с 20 января 2010 года по день вынесения судом решения.

Свои требования мотивирует тем, что ДД.ММ.ГГГГ он приобрёл автомобиль марки NissanNavara. Гарантия на автомобиль составляет 3 года или 100000 км, межсервисный пробег составляет 10000 км, он регулярно проводил автомобилю плановое техническое обслуживание у официальных дилеров. ДД.ММ.ГГГГ он обратился в ООО «Автоцентр-НБ» для проведения планового технического обслуживания 40000 км., где заявил о неисправности переднего моста. В ходе проведения диагностики было обнаружено отверстие в корпусе переднего моста. Мастер дал рекомендацию заменить передний мост и левый внутренний шрус, до замены эксплуатацию данного автомобиля прекратить. Он получил отказ в проведении гарантийного ремонта. Ответчик аргументирует это тем, что данное повреждение возникло в результате механического внешнего повреждения, без демонтажа и разборки технического узла, проведя только фотографирование. Со слов менеджера автоцентра стоимость запчастей и работ для их замены составляет 206290 рублей (мост передний - 161220 рублей, привод передний левый - 40230 рублей, стоимость замены переднего моста -3080 рублей, стоимость замены переднего привода- 1760 рублей). ДД.ММ.ГГГГ он написал претензию на имя директора станции технического обслуживания, а ДД.ММ.ГГГГ ответчик дал письменный отказ, где предлагалось провести независимую техническую экспертизу, и он согласился.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал и взыскал с Помозова А.П. расходы за участие эксперта в судебном заседании в сумме 5000 (пять тысяч) рублей

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд руководствовался заключениями специалистов «Л» и автотехнической экспертизы, согласно которым дефекты деталей не являются следствием несоответствия качества исследованных деталей и соответствуют качеству предъявляемых для товаров такого рода. Дефекты деталей автомобиля являются эксплуатационными. Причиной дефекта переднего моста, привода переднего левого колеса и чехла привода переднего левого является эксплуатация автомобиля в тяжёлых условиях при переезде препятствия с одновременно выкрученным в крайнее положение рулевым колесом при интенсивном буксовании передних колёс.

В соответствии с п. 5 договора купли-продажи автомобиля № гарантия продавца не распространяется на автомобили, повреждённые в результате транспортных аварий, стихийных бедствий, умышленных или неосторожных действий третьих лиц и т.п. причин, на быстроизнашивающиеся детали, узлы, и агрегаты, а также на дефекты и неисправности, возникшие в результате естественного или эксплуатационного износа, чрезмерной нагрузки, неправильной или небрежной эксплуатации, хранения, обслуживания, либо вследствие несоблюдения покупателем технических инструкций завода-изготовителя.

В гарантийной книжке Нисан 15530 в п. 2.8 указано, что гарантия не распространяется на дефекты или неисправности, возникшие в результате ненадлежащего использования, эксплуатации, управления автомобилем.

Кроме того, судом было установлено, что ДД.ММ.ГГГГ истец Помозов А.П. принимал участие в соревнованиях на автомобиле по трассе, эксплуатация автомобиля на которой не разрешена руководством по эксплуатации автомобиля (ст. 6-13 Руководства по эксплуатации автомобиля, ст.5 Гарантийной книжки).

Суд кассационной инстанции указал, что суд пришел к обоснованному выводу, что недостатки товара возникли вследствие нарушения потребителем правил использования автомобиля, в связи с чем в удовлетворении исковых требований истца о безвозмездном устранении недостатков (замены переднего моста и левого внутреннего шруса), о продлении гарантийного срока на автомобиль, взыскании компенсации морального вреда, неустойки, расходов за проведение судебной технической экспертизы, расходов на оплату услуг представителя отказал.


Мотивами отказа в удовлетворении требований об обязании проведения гарантийного ремонта являлись отсутствие спора о причинах возникновения недостатков товара и условия гарантийного обслуживания.

Авдошев В.Г. обратился к мировому судье с иском к ООО «Т» о взыскании 3000 рублей в счет компенсации морального вреда, вызванного необоснованным отказом сервисного центра в гарантийном ремонте микроволновой печи и обязании ответчика выполнить гарантийный ремонт. В обосновании иска указал, что ДД.ММ.ГГГГ он приобрел в магазине ООО «Э» СВЧ С, стоимостью 5399 руб. 30 коп.

ДД.ММ.ГГГГ он сдал указанную печь для проведения гарантийного (бесплатного) ремонта в приемный пункт ООО «Т».

Уведомлением № ему было предложено забрать печь, по телефону ему пояснили, что в печи обнаружены насекомые, в связи с чем печь гарантийному ремонту не подлежит.

Необоснованный отказ в ремонте, невозможность пользоваться печью и судебная тяжба причинили ему моральный вред, который он оценил в 3000 рублей.

Мировой судья в удовлетворении заявленных требований отказал.

Принимая такое решение, суд указал, что Авдошев В.Г. как потребитель, приобретший печь, при обнаружении неисправности в пределах гарантийного срок, добровольно избрал способом защиты своих прав – безвозмездное устранение недостатка товара в виде гарантийного ремонта у ответчика.

Ответчик произвел диагностику и письменно уведомил истца, что по условиям гарантии микроволновая печь бесплатному ремонту в рамках сервисного обслуживания не подлежит.

Согласно п. 5 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей», в случае спора возникновения недостатка товара продавец, уполномоченная организация обязаны провести экспертизу товара за свой счет.

Однако истец о своем несогласии с выводами диагностики не сообщил, в связи с чем никаких обязанностей у ответчика по производству экспертизы не возникло. Ответчик отказал в проведении гарантийного ремонта на основании условий отраженных в гарантийном талоне, что истец никаким образом не оспорил.

Апелляционная инстанция решение мирового судьи оставила без изменения.


10. Согласно ст. 13 Закона о защите прав потребителей, моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, определение размера морального вреда должно производиться по судебному усмотрению, основанному на конкретных обстоятельствах дела и применительно к конкретному потребителю.

Суды при определении размера компенсации морального вреда исходили из требований разумности и справедливости, принимая во внимание степень вины ответчика и нравственных страданий истца. При этом учитывались: субъектный состав участников правоотношений, отказ ответчика в добровольном порядке разрешить правомерные требования потребителя; период нарушения прав; стоимость товара (работы, услуги).

Трифонова С.И. обратилась в суд с иском к ООО «П» с требованиями о замене товара, взыскании неустойки, убытков, компенсации морального вреда, штрафа в доход государства в размере 50 % взысканных в пользу истца сумм.

Исковые требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи № в автосалоне Форд Центр Север (ООО «П») ею был куплен автомобиль FORD, стоимостью 479 700 рублей.

ДД.ММ.ГГГГ, во время следования с семьёй к месту отдыха, на 593-км трассы «Д» между городом Воронеж и городом Ростов-на-Дону автомобиль сломался. Эвакуатором автомобиль и семья истца были доставлены до официального дилера Ford в г.Воронеже ООО «В». В техническом центре фирмы ООО «В» сказали, что сломана коробка передач, её ремонт ориентировочно составляет 45 календарных дней. Истцу предложили либо оставить машину для ремонта, либо транспортировать за свой счет в Москву в автосалон по месту покупки. Была оформлена заявка на оказание услуг. В связи с поломкой машины истцу пришлось изменить запланированное место отдыха и его продолжительность, ночевать в гостинице, продолжить поездку на отдых в поезде, что вызвало непредвиденные материальные затраты.

В ООО «В» был произведен ремонт КПП по гарантии без оплаты. 18.09.08 года истцу пришло извещение на получение денежного перевода от ООО «В» на сумму 11 144 руб. 40 коп., затем от ООО «В» пришло письмо, в котором было указано, какие понесенные истцом расходы компания ЗАО «Ф» приняла решение возместить. Также в письме выражалось запоздалое извинение по поводу причиненных неудобств в связи с возникшей неисправностью автомобиля.

Судом исковые требования были удовлетворены частично, с ответчика взыскана неустойка в размере 15000 рублей, 5000 рублей в счет компенсации морального вреда, а всего 20000 рублей и штраф в доход государства в размере 10000 рублей.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции изменила, указав, что при определении размера компенсации морального вреда судом не в полной мере были учтены фактические обстоятельства, сопутствующие ситуации, в которой оказался потребитель в связи с возникшей в пути к месту отдыха неисправностью автомобиля, и посчитала необходимым увеличить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца, до 15000 рублей. При этом соответственно был увеличен размер штрафа, подлежащего взысканию с ответчика в доход государства.


Удовлетворение продавцом требований потребителя в добровольном порядке не лишает последнего права заявлять требования о возмещении морального вреда.

Токарева Е.М. обратилась в суд с исковым заявлением к стоматологической поликлинике № 1 о взыскании материального ущерба в сумме 11635 рублей и компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей, связанного с причинением ей вреда здоровью, ссылаясь на то, что между ней и ответчиком был заключен договор на оказание платных медицинских услуг. Лечение осуществлялось с января 2006 года по март 2006 года, в итоге было поставлено 6 коронок. В процессе лечения она почувствовала ухудшение состояния здоровья, которое в дальнейшем прогрессировало и привело к невозможности пережевывать пищу. После ее неоднократных жалоб деньги на лечение в сумме около 5000 рублей были возвращены и установлены новые коронки, которые впоследствии стали также причинять ей неудобства. Она была вынуждена обратиться к другим врачам, которыми было рекомендовано лечить все зубы, что влечет значительные материальные затраты.

Судебная медицинская экспертиза не смогла установить правильность оказанных медицинских услуг и проведенного лечения врачом стоматологической поликлиники № 1, так как выполненные ею коронки были сняты и сделаны новые, позднее производилось новое протезирование.

Наличие причинно-следственной связи между действиями врача и состоянием зубов истца не подтвердилось, и суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда было отменено и постановлено новое решение об удовлетворении указанных требований. Судебная коллегия указала, что разрешение конфликта путем возврата ответчиком ранее внесенных Токаревой Е. М. по договору денег и оказание бесплатного протезирования не лишает истицу права на компенсацию морального вреда.


При разрешении требований потребителей о возмещении морального вреда суды отказывали в удовлетворении заявленных требований в случае недоказанности факта нарушения прав потребителя.

Благовидов А.А. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «С» о взыскании морального вреда.

В обоснование заявленных требований указал, что ДД.ММ.ГГГГ между ним и АК ОАО «С» заключен договор о вкладе денежных средств «До востребования С». ДД.ММ.ГГГГ ему срочно понадобились деньги в связи со смертью матери Благовидовой Ю.Н. и необходимостью выезда в г. Иваново. Однако в выдаче денежных средств в филиале Кимрского отделения Сбербанка РФ № ему было отказано из-за сбоя в работе компьютера. Отказ С. в выдаче денежных средств нарушает пункт 2.1 договора, в котором указано, что «С» обязуется возвратить по первому требованию вкладчика внесенные во вклад денежные средства вместе с процентами, начисленными в соответствии с условиями настоящего договора. Полагает, что его права как вкладчика были нарушены по вине ответчика, сотрудники которого ненадлежащим образом выполняли свои должностные обязанности, безразлично отнеслись к выполнению условий договора вклада и в критической для него ситуации не предоставили услугу в установленный в договоре срок. Ему было предложено обратиться в центральный офис на улице Троицкой г. Кимры. Однако ввиду того, что он находился в другой части города, добираться до центрального офиса нужно общественным транспортом и там всегда большие очереди, а он не располагал свободным временем, он вынужден был взять деньги в долг у своих друзей. В результате сложившейся ситуации он понес нравственные страдания, связанные с возникшими проблемами по отысканию необходимой суммы денег и дополнительными затратами нервно-психологического характера, поэтому просил взыскать моральный вред в сумме 50000 рублей.

Разрешая спор и частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств невозможности исполнения в день обращения истца условий договора о вкладе «До востребования С», заключенного между сторонами ДД.ММ.ГГГГ. Вина ответчика выразилась в бездействии по принятию необходимых мер для выполнения условий договора, поскольку каких-либо форс-мажорных обстоятельств в тот день у ответчика не было, а следовательно, он имел реальную возможность принять меры к выдаче денежных средств со вклада истца, однако этого не сделал. В связи с этим истцу был причинен моральный вред, который в силу ст. 15 ФЗ «О защите прав потребителей» подлежит возмещению.

  Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась, указав, что обращаясь в суд с иском, Благовидов А.А. не представил доказательств, свидетельствующих о невозможности получения денег со вклада в необходимый ему срок в центральном офисе АК ОАО «С». При этом является несостоятельной ссылка истца на отсутствие свободного времени и необходимость проезда до центрального офиса АК ОАО «С» общественным транспортом, поскольку правового значения указанные обстоятельства не имеют, так как не свидетельствуют об отказе ответчика предоставить услугу истцу по выдаче наличных денег из сумм банковского вклада.

 Кроме того, из материалов дела усматривается, что операционная касса, в которую обратился истец, не является юридическим лицом, представляет собой кассу, вынесенную за пределы кассового узла Кимрского отделения №, являющегося филиалом ОАО «С». Следовательно, местом исполнения обязательств по выдаче наличных денег из сумм банковского вклада является филиал ОАО «С».

Поскольку доказательств отказа ответчиком предоставить вышеуказанную услугу в центральном офисе АК ОАО «С» г. Кимры истцом суду не представлено, судебная коллегия посчитала неправомерным вывод суда о нарушении прав истца как потребителя банковских услуг и о взыскании морального вреда, отменив решение суда первой инстанции и отказав в удовлетворении заявленных исковых требований.

1   2   3   4

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Поделиться в соцсетях



Авто-дневник






База данных защищена авторским правом ©ucheba 2000-2018

обратиться к администрации | правообладателям | пользователям

разработчик i-http.ru

на главную