Справк а icon

Справк а









НазваниеСправк а
страница2/4
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4

Договоры связи

Договоры на оказание услуг подвижной связи являются публичными и потребитель, заключая указанный договор, соглашается со всеми его условиями.

Истец обратился к мировому судье судебного участка № 1 Заволжского района г. Твери с иском к Воронежскому филиалу ОАО «В» о защите прав потребителя - признании пере­вода денежных средств недействительным, возврате денежных средств, взы­скании неустойки и компенсации морального вреда.

Свои требования мотивировал тем, что между ним и оператором сотовой связи «Б» был заклю­чен договор на предоставление услуг сотовой связи. ДД.ММ.ГГГГ на телефонный номер истца пришло сообщение: «Уважаемый абонент! С ДД.ММ.ГГГГ ваш номер будет приостановлен. Более подробную информа­цию Вы можете узнать по сервисному №». После обра­щения на указанный номер последовал ответ, что в системе произошел сбой, чтобы сохранить доступ к сети необходимо набрать указанную комбинацию цифр и символов на телефоне, удалить все CMC сообщения и перезагрузить телефон. После перезагрузки пришло сообщение о том, что с номера истца были успешно переведены денежные средства в размере 5 долларов США на № и остаток по счету составляет менее 3 долларов США.

Пере­вод денежных средств был совершен истцом под влиянием обмана и путем введения в заблуждение, в связи с чем истец обратился с претензией к оператору сотовой связи, на ос­новании п. 49 Правил оказания услуг подвижной связи, утв. Оператор неправомерно, по его мнению, отказал в возврате денежных средств, ссылаясь на невозможность одностороннего отказа от обязательств, которые ввиду ничтожности сделки не возникли. Истец просит признать перевод денежных средств недействительным, возвратить переведенные денежные средства в размере 150,65 рублей, взыскать неустойку в размере 150,65 рублей и 3600 рублей в счет компенсации морального вреда.

В последующем истец уточнил требования и просил признать действия (бездействия) ОАО «В», выразившиеся в неперечислении денежных средств обратно истцу, незаконными; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 3600 рублей.

В удовлетворении заявленных требований истцу было отказано.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что договор на оказание услуг подвижной связи, заключенный с потребителем, является публичным договором.

Услуга «Мобильный перевод», предоставляемая всем абонентам, была оказана истцу надлежащим образом. Обстоятельств, свидетельствующих о незаконности действий ответчика, в ходе судебного заседания не установлено.

Суд принял во внимание, что сделка с лицом, на счет которого переведены денежные средства, истцом не оспорена, а следовательно, основания для возврата переведенной денежной суммы отсутствуют.

Учитывая, что факт нарушения прав истца со стороны ответчика не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела, оснований для компенсации морального вреда суда не имеется.


3. При разрешении дел о защите прав потребителей нормы международного права не применялись.


4. Судами Тверской области рассматривались дела по искам территориальных отделов Управления Роспотребнадзора по Тверской области соответствующих муниципальных образований. Заявленные требования судами удовлетворялись, при этом на правонарушителей возлагалась обязанность доведения через средства массовой информации сведений до потребителей. Основаниями принятия решений было ненадлежащее исполнение предприятиями ЖКХ обязанностей по обеспечению населения коммунальными услугами.

Мотивами принятия решений послужило установление факта подачи неопределенному кругу потребителей питьевой воды ненадлежащего качества и признание ответчиками исковых требований.

В Калязинском районном суде Тверской области рассматривалось исковое заявление территориального отдела Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области в г. Кашине, Кашинском, Калязинском, Кесовогорском районах к ООО «В» о признании действий ответчика по обеспечению питьевой водой ненадлежащего качества противоправными и обязании ответчика поставлять населению г. Калязина питьевую воду, соответствующую требованиям СанПин 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества». Данное исковое заявление Калязинским районным судом было удовлетворено и ООО «В» обязывалось довести до сведения потребителей решение суда в 10-дневный срок со дня вступления решения в законную силу через средства массовой информации.


Торопецким районным судом было рассмотрено дело по иску территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Тверской области в г. Нелидово, Нелидовском, Бельском, Жарковском, Западнодвинском, Торопецком районах к Муниципальному унитарному предприятию города Торопца «В» и Администрации города Торопца о защите прав и законных интересов неопределенного круга потребителей услуг холодного водоснабжения. Решением суда от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования удовлетворены. На ответчиков возложена обязанность привести качество питьевой воды в соответствие с СанПин 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству вод централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества» в срок до ДД.ММ.ГГГГ и опубликовать в местных средствах массовой информации Программу по обеспечению населения города Торопца качественной питьевой водой на 2011-2015 годы.


5. Изучение дел показало, что судами удовлетворялись требования о взыскании неустойки в случаях:

- нарушения исполнителем сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании п. 1 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" новых сроков;

- нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) предусмотренных Законом о защите прав потребителей сроков удовлетворения определенных требований потребителя (ст. 20, 21, 22, 31 Закона);

- невыполнения продавцом (изготовителем) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта аналогичного товара;

- нарушения изготовителем (исполнителем) сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги) (ст. 30 Закона);

- нарушения продавцом установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю.

При определении размера неустойки суды исходят из соразмерности взыскиваемой суммы последствиям нарушения обязательств, требований разумности и справедливости.

Щербакова С.Д. обратилась в суд с иском к ООО «Э» о взыскании уплаченных за товар денежных средств в размере 9999 руб., неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований покупателя в размере 48795 руб. 12 коп., убытков, причиненных вследствие продажи товара ненадлежащего качества, в размере 2151 руб. 17 коп., компенсации морального вреда в размере 50000 руб., штрафа, судебных расходов. В обоснование требований указала, что приобрела у ответчика цифровой фотоаппарат CanonР, стоимостью 9999 руб. В период гарантийного срока были обнаружены существенные недостатки товара, а именно во время работы цифровой фотоаппарат выключился и до настоящего времени не функционирует. В соответствии с экспертным заключением № от ДД.ММ.ГГГГ эксперт ООО «Б» сделал вывод о наличии в фотоаппарате дефекта производственного характера, а именно: выход из строя элементной базы монтажной платы. В соответствии с указаниями изготовителя товара данная модель фотоаппарата не подлежит ремонту, следовательно, недостаток в товаре является неустранимым.

Заявленные исковые требования были удовлетворены частично. Судом было постановлено о расторжении договора купли - продажи от ДД.ММ.ГГГГ, взыскании с ООО «Э» в пользу истца денежные средства в размере 9999 руб., уплаченные за приобретенный фотоаппарат; стоимость сертификата дополнительного сервиса в размере 979 руб.; неустойку в размере 48795 руб. 12 коп; расходы на проведение экспертизы в размере 750 руб.; почтовые расходы в размере 171 руб. 17 коп.; компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.; расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 руб., а всего 80694 руб. 29 коп.

Судебная коллегия не согласилась с размером неустойки, определенной судом первой инстанции к взысканию на основании статьи 23 Закона РФ «О защите прав потребителей», указав следующее.

Согласно официальным разъяснениям, содержащимся в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», учитывая, что указанный Закон Российской Федерации не содержит каких-либо изъятий из общих правил начисления и взыскания неустойки, суд в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса РФ вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При этом судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения, интерес ответчика.

Положения статьи 333 Гражданского кодекса РФ при определении размера подлежащей взысканию неустойки судом учтены не были.

Судебная коллегия указала, что взыскание неустойки в полном размере (48795 руб. 12 коп.) явно несоразмерно последствиям нарушения обязательства, не отвечает требованиям разумности и справедливости, и приходит к выводу о необходимости применить к отношениям сторон статью 333 Гражданского кодекса РФ и определить размер подлежащей удержанию с ООО «Э» в пользу истца неустойки в сумме 9000 руб. Такой размер неустойки, по мнению судебной коллегии, является справедливым и соразмерным последствиям нарушения ответчиком права потребителя на отказ от исполнения договора.


Шекалис Д.М обратился в суд с иском к ЗАО «А» о взыскании неустойки и денежной компенсации морального вреда.

В обоснование требований указал, что ДД.ММ.ГГГГ Торжокским городским судом Тверской области было принято решение, в соответствии с которым ЗАО «А» было обязано выполнить гарантийный ремонт автомобиля марки Лэнд Ровер Дискавери 3, регистрационный знак №, принадлежащего истцу, при этом была взыскана неустойка за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ года. Однако автомобиль был отремонтирован и передан ответчиком истцу только ДД.ММ.ГГГГ года. Просил взыскать с ответчика неустойку за период с ДД.ММ.ГГГГ года по ДД.ММ.ГГГГ (144 дня) в сумме 2 001 657 руб. 60 коп. и моральный вред в сумме 300 000 руб.

Исковые требования были удовлетворены частично. С ответчика взыскана неустойка в размере 100 000 рублей за несвоевременный ремонт автомобиля и денежная компенсация морального вреда в сумме 30 000 рублей.

Решение суда обжаловано, оставлено без изменения. При этом суд кассационной инстанции указал следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить размер неустойки.

Из указанной нормы следует, что уменьшение размера неустойки является правом, но не обязанностью суда, и применяется им, в том числе и по собственной инициативе, только в случае, если он сочтет размер предъявленной к взысканию неустойки не соответствующим последствиям нарушения обязательства.

Доказательств наступления тяжелых последствий в результате ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по оплате выполненных работ истцом не представлено, в связи с чем суд признал предъявленную истцом к взысканию неустойку несоразмерной последствиям нарушения ответчиком обязательства по оплате работ и правомерно уменьшил размер начисленной неустойки.


Истцы обратились в суд с иском к ООО «С» о взыскании неустойки за нарушение сроков передачи квартиры, компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований указали, что между Сивас Э.А., Сивас Н.Ю. и Обществом с ограниченной ответственностью «С» был заключен договор № участия в долевом строительстве жилья от ДД.ММ.ГГГГ. о строительстве и передаче после получения разрешения на ввод в эксплуатацию в общую равнодолевую собственность дольщиков трехкомнатной квартиры № , расположенной по адресу. Дольщиками были полностью исполнены обязательства по оплате квартиры Согласно п.п. 1.2., 2.1.1. договора Застройщик обязан построить, сдать в эксплуатацию многоквартирный дом в третьем квартале 2008 года и передать Дольщикам Объект долевого строительства не позднее ДД.ММ.ГГГГ. Однако, Объект долевого строительства в указанный срок передан не был. Дольщики не были уведомлены об изменении сроков передачи Объекта долевого строительства, а также с ними не было подписано дополнительное соглашение об изменении сроков передачи Квартиры.

На день рассмотрения дела истцы просили взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «С» неустойку за нарушение сроков передачи квартиры в размере 551 935 рублей 08 копеек и денежную компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей пропорционально их доле в праве общей долевой собственности (1/2).

Решением Заволжского районного суда г. Твери от 29.06.2010 года исковые требования были удовлетворены частично.

Принимая решение о взыскании с ООО «С» в пользу каждого из истцов неустойки за нарушение сроков передачи квартиры в размере 7000 руб., суд указал, что пеня является одним из средств обеспечения обязательств, ее назначение – стимулировать своевременное исполнение обязательств, начисление пени и ее взыскание не должны влечь разорения либо непомерных расходов по ее уплате, и законодательство не преследует таких целей. С учетом требований ст. 333 ГК РФ о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства снизил размер неустойки до 14 000 рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ решение Заволжского районного суда г. Твери от ДД.ММ.ГГГГ в части взыскания с ООО «С» в пользу каждого из истцов неустойки за нарушение сроков передачи квартиры в размере 7 000 рублей отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей. При этом суд кассационной инстанции указал на необоснованное снижение размера неустойки.

При новом рассмотрении дела судом установлено, что общий период просрочки исполнения обязательства составил 1 год и 10 месяцев. Размер неустойки за весь период просрочки составляет 551 935 рублей, что превышает одну четвертую цены договора. Доводы представителя ответчика о том, что задержка исполнения обязательства была вызвана действиями третьих лиц, нашли свое подтверждение в рамках судебного разбирательства, однако суд посчитал, что указанные обстоятельства не могут являться основанием для освобождения ответчика от гражданско-правовой ответственности при рассматриваемых обязательствах, так как находятся в рамках осуществляемой ответчиком предпринимательской деятельности и входят в состав коммерческого риска.

Суд учел, что вследствие несвоевременной сдачи ответчиками жилого дома истцы были лишены возможности планировать семейную жизнь в тех жилищных условиях, на которые вправе были рассчитывать при заключении договоров долевого участия. С учетом цены договоров, сроков нарушения обязательств застройщиком, причин послуживших основанием для просрочки исполнения обязательства, последствий для стороны истца, вызванных нарушением обязательства, суд снизил размер неустойки до 100 000 рублей - по 50 000 рублей в пользу каждого из истцов.


ООО "Управляющая компания "С" обратилось в суд с иском к Крашенинниковой Т.В., Крашенинникову В.В., Крашенинникову В.В. и Крашенинниковой Е.В. о взыскании задолженности по коммунальным платежам в сумме 58 450 рублей 66 коп. и пени в размере 4 929 рублей 26 коп.

Требования мотивированы тем, что ответчики, являясь потребителями коммунальных услуг, длительное время не выполняют обязательств по их оплате, в связи с чем образовалась задолженность. Ответчикам направлялись уведомления о необходимости погашения образовавшейся задолженности, которые до настоящего времени не исполнены, в связи с чем подлежат начислению на сумму задолженности пени в сумме 4 929 руб.29 коп.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично, отказав в удовлетворении требований о взыскании пени.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании пени, суд первой инстанции сослался на отсутствие необходимых подтверждений предоставления нанимателям со стороны управляющей компании платежных документов, а также на трудное материальное положение семьи Крашенинниковых.

Учитывая положения закона и установленные обстоятельства, судебная коллегия не согласилась с выводом суда об отсутствии оснований для взыскания пени.

Обстоятельства, которые приведены в решении, судебная коллегия расценила в качестве оснований для снижения объема ответственности за ненадлежащее выполнения обязательств по оплате предоставляемых услуг.

Согласно расчету истца пени за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составили 4929 рублей 26 коп.

Оценив соразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательств, учитывая материальное положение ответчиков, на которое они ссылались в ходе рассмотрения спора, судебная коллегия, с учетом положений ст. 333 ГК РФ, уменьшила сумму подлежащих взысканию пеней до 1600 рублей.


При определении размера неустойки, подлежащей взысканию, судами определяется срок, в течение которого нарушение прав потребителя должно быть устранено, период просрочки. В случаях, когда срок для устранения недостатков товара (услуги) прямо не установлен законом или договором, для правильного расчета неустойки он определяется судом путем толкования норм.

Согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» № 7 от 29 сентября 1994 года судам надлежит учитывать, что если срок устранения недостатков не был определен письменным соглашением сторон, то в соответствии с п. 1 ст. 20 Закона недостатки должны быть устранены незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для устранения данных недостатков товара с учетом обычно применяемого способа их устранения.

В соответствии с ч. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей в случае выявления существенных недостатков товара потребитель вправе предъявить изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) требование о безвозмездном устранении таких недостатков, если докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента. Указанное требование может быть предъявлено, если недостатки товара обнаружены по истечении двух лет со дня передачи товара потребителю, в течение установленного на товар срока службы или в течение десяти лет со дня передачи товара потребителю в случае неустановления срока службы. Если указанное требование не удовлетворено в течение двадцати дней со дня его предъявления потребителем или обнаруженный им недостаток товара является неустранимым, потребитель по своему выбору вправе предъявить изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) иные предусмотренные пунктом 3 статьи 18 настоящего Закона требования или возвратить товар изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) и потребовать возврата уплаченной денежной суммы.

Ковалев А.В. обратился в суд с иском к ООО «А», в котором просил обязать ответчика провести ремонт по замене блока управления двигателем, взыскать с ответчика неустойку за просрочку выполнения гарантийного ремонта в размере 510148,24 рублей, компенсацию морального вреда в размере 100000,0 рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 25 декабря 2007 года в соответствии с гарантийным договором купли-продажи автомобиля он приобрел в ООО «А» Mitsubishi Lancer 2.0, ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, общей стоимостью 622132,0 рублей.

В соответствии с п. 2.1. Договора ответчик обязался в период гарантийного срока эксплуатации автомобиля проводить безвозмездное устранение недостатков, возникших по вине завода – изготовителя.

О необходимом ремонте был подписан наряд-заказ №, в котором не был указан срок выполнения работ, в связи с чем, по мнению истца, машина должна быть отремонтирована в день обращения (ДД.ММ.ГГГГ).

Однако транспортное средство было отремонтировано только ДД.ММ.ГГГГ, т.е. с нарушением срока на 82 дня, в связи с чем, по мнению истца, ответчик обязан выплатить ему неустойку и компенсировать причиненный моральный вред, причиненный ненадлежащим исполнением обязательств по гарантийному обслуживанию.

Исковые требования Ковалева А.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «А» о взыскании неустойки и компенсации морального вреда были удовлетворены частично.

При определении срока просрочки исполнения обязательства суд исходил из п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 ноября 2000 года № 32 в их взаимосвязи, указав, что под понятием «незамедлительно» следует понимать минимальный срок, объективно необходимый для устранения недостатков товара с учетом обычно применяемого способа устранения, и, во всяком случае, он не может быть более 20 дней.

Учитывая, что по материалам данного гражданского дела установить минимальный срок, необходимый для устранения недостатков, которые были выявлены в автомобиле марки Mitsubishi Lancer 2.0, ДД.ММ.ГГГГ года выпуска невозможно, а истцом не представлено доказательств, что выявленные недостатки можно было устранить в день обращения, суд счел возможным определить минимальный срок для устранения недостатков в 20 дней. Таким образом, срок для устранения недостатков был определен с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно, и при расчете размера неустойки суд исходил из срока пропуска исполнения обязательства – 65 дней.

6. Статья 14 Закона РФ «О защите прав потребителей» регулирует имущественную ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товара (работы, услуги).

Из содержания п. 2 ст. 14 усматривается, что причиненный вред должен быть возмещен не только непосредственному приобретателю товара (работы, услуги), заключившему договор с продавцом (исполнителем), но также, например, членам его семьи, лицам, которым он подарил или продал товар и т.п., если им причинен вред в результате недостатков товара (работы, услуги). Каждый из таких лиц имеет право самостоятельно требовать возмещения вреда.

Смирнова Е. В., действуя в интересах своей несовершеннолетней дочери Смирновой Е., обратилась в суд с иском к МУП «Т», являющемуся наймодателем и управляющей компанией, о возмещении материального ущерба в виде затрат на приобретение лекарственных средств и компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указала, что в результате падения сверху листа шифера и железной конструкции, оторвавшихся от балкона жилого дома, находящаяся на балконе четырехлетняя дочь истца получила телесные повреждения, характеризующиеся как тяжкий вред здоровью. Ограждающая конструкция балкона связана с плитой, в связи с чем их необходимо расценивать как общее имущество многоквартирного дома, ответственность за содержание которого возлагается на управляющую компанию.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что ограждение балкона не является несущей конструкцией (таковой признается лишь плита, непосредственно уходящая в стеновое перекрытие жилого дома), а следовательно, не относится к общему имуществу многоквартирного дома.

Отменяя решение об отказе в удовлетворении исковых требований и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции в числе прочих допущенных нарушений закона указал, что из содержания ст. 16 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» следует, что обязанность по производству капитального ремонта жилых помещений многоквартирного дома, возникшая у бывшего нанимателя (органа государственной власти или органа местного самоуправления) и не исполненная на момент приватизации гражданином занимаемого им в доме жилого помещения, сохраняется до исполнения обязательства. В силу системного толкования ст. 16 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», ст. 158 Жилищного кодекса РФ и ст. 210 Гражданского кодекса РФ обязанность по производству последующих капитальных ремонтов лежит на собственниках жилых помещений, в том числе на гражданах, приватизировавших жилые помещения, после исполнения бывшим наймодателем обязательства по капитальному ремонту жилых помещений, а также общего имущества в многоквартирном доме.

Таким образом, по смыслу приведенных нормативных положений к числу юридически значимых обстоятельств, подлежащих обязательному установлению в рамках требований о возмещении ущерба в результате ненадлежащего содержания жилых помещений и общего имущества многоквартирного дома, относятся вопросы, связанные с исполнением наймодателем его обязанности по капитальному ремонту дома до приватизации расположенных в нем квартир, либо в последующий период времени, но до случая причинения ущерба.


7. В соответствии со ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем в полном объеме.

Практика рассмотрения судами города Твери и Тверской области дел о признании условий договора недействительными, ущемляющими права потребителей, показывает, что одним из самых распространенных нарушений прав потребителя является навязывание в той или иной форме приобретения различных товаров и услуг.

Так, потребитель, заключающий кредитный договор с банком, поставлен в заранее невыгодные условия, в случае наличия в договоре обязательного условия об открытии расчетного счета, за обслуживание которого он должен вносить оплату.

Однако при рассмотрении дел указанной категории убытки в смысле ст. 15 Гражданского кодекса РФ судами не взыскивались, так как такие требования потребителями не заявлялись. Суды, удовлетворяя требования о признании условий договора недействительными, взыскивали уплаченную потребителем сумму, проценты за пользование чужими денежными средствами и компенсацию морального вреда.

Мировым судьей были частично удовлетворены исковые требования Сивицкой Е.Ф. Положения кредитного договора в части условий о взимании единовременной комиссии за зачисление кредитных средств на счет клиента в размере 2490 рублей 00 копеек и ежемесячной комиссии за расчетное обслуживание счета в размере 0,99 % от суммы зачисленного на счет кредита признаны недействительными. Применены последствия недействительности части сделки, с ОАО НБ «Т» в пользу истца взыскано в счет возмещения затрат за зачисление кредитных средств на счет клиента 2490 рублей 00 копеек, ежемесячная комиссия за расчетное обслуживание счета в размере 10751 рубля 40 копеек, неустойка за невыполнение в добровольном порядке требований потребителя в размере 3000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей, а всего 21241 руб. 40 коп. При признании вышеуказанных положений кредитного договора недействительными суд исходил из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. В части 2 данной статьи предусмотрено, что запрещается обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Согласно п. 2.1.2 Положения ЦБР от 31 августа 1998 г. N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" и гл. 42 и 45 ГК РФ предоставление кредита физическому лицу не поставлено в зависимость от открытия расчетного или иного счета заемщику и не влечет автоматического заключения договора банковского счета.

В силу ст. 30 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» открытие банковского счета является правом, а не обязанностью граждан.

Согласно условий заключенного с Сивицкой Е.Ф. кредитного договора, размер установленной договором комиссии не зависит ни от вида операций по счету, ни от суммы денежных средств, относительно которой совершалась операция. Комиссия фактически представляет собой дополнительную процентную ставку – уплачиваемые за пользование заемными средствами «скрытые проценты». Кроме того, такие проценты не зависят от процесса погашения основного долга.

Поскольку законодательством не предусмотрено обязательное открытие счета при предоставлении кредитов физическим лицам, суд пришел к выводу о том, что названные положения, включенные в кредитный договор, ущемляют права потребителя.

При этом мировой судья не принял во внимание доводы представителя ОАО НБ «Т» о том, что истец выразил согласие на получение кредита на тех условиях, которые предложил банк, по своей свободной воле и никаких иных условий выдачи кредита со своей стороны не предлагал.

Свобода договора не является абсолютной: принцип свободы договора не предполагает возможности заключать соглашения, противоречащие закону, и не исключает применение норм о ничтожности сделки в случае обнаружения несоответствия условий договора требованиям закона. В соответствии с п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами. Пунктом 2 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» вводится особый тип ограничения свободы договора в виде запрета обуславливать приобретение одних товаров, работ и услуг обязательным приобретением других товаров, работ и услуг. Данный запрет призван ограничить свободу договора в пользу экономически слабой стороны – гражданина – и направлен на реализацию принципа равенства сторон.

Согласно ст. 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Согласно Тарифного плана, устанавливающего плату за обслуживание СКС и банковской карты, выдаваемой клиентам НБ «Т» (ОАО) в соответствии с Заявлением о предоставлении кредита на неотложные нужды, предусмотрено взимание комиссии при проведении операций, не связанных с зачислением на счет клиента предоставленного банком кредита, операциям по погашению заемщиком кредита в наличном, безналичном и безакцептном порядке. Из представленных суду документов не следует, в чем выражается действия банка по обслуживанию счета клиента, из которых бы можно было судить о предоставлении НБ «Т» (ОАО) дополнительных услуг, связанных с обслуживанием банковского счета истца и не связанных с расчетом по предоставленному кредиту, в оплате и приобретении которых у клиента имелась заинтересованность, потому подлежащих дополнительной оплате.

При таких обстоятельствах условия кредитного договора, устанавливающие комиссию за расчетно-кассовое обслуживание по кредиту, комиссии за начисление денежных средств суд, руководствуясь ст. 168 ГК РФ, признал недействительными, поскольку они противоречат требованиям гражданского законодательства, а сумму уплаченной истцом комиссии за расчетно-кассовое обслуживание по кредитному договору и комиссии за начисление денежных средств на счет клиента вернул истцу как неосновательно полученные ответчиком.


Открытое акционерное общество «АКЦИОНЕРНЫЙ БАНК «П» (ОАО «АБ «П») обратилось в суд с иском к Асатряну Р.А. и Бубновой И.И., являющейся поручителем, о взыскании солидарно долга по кредитному договору, неустойки и судебных расходов в связи с ненадлежащим исполнением Асатряном Р.А. обязательств по кредитному договору.

Асатрян Р.А. предъявил к ОАО «АБ «П» встречный иск о признании недействительным пункта кредитного договора, касающегося уплаты комиссии за расчетное обслуживание, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции иск ОАО «АБ «П» к Асатряну Р.А. и Бубновой И.И. и встречный иск Асатряна Р.А. к ОАО «АБ «П» удовлетворены частично. При этом суд указал, что условие кредитного договора, касающееся ежемесячной уплаты комиссии за расчетное обслуживание является недействительным (ничтожным), применены последствия недействительности ничтожной сделки в виде взыскания с банка уплаченной Асатряном Р.А. комиссии в пределах трехлетнего срока исковой давности.

В кассационной жалобе ОАО «АБ «П» указал на то, что счет №, открытый Асатряном Р.А., является расчетным. Взимание комиссии за расчетное обслуживание не противоречит требованиям действующего законодательства.

Судом кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения.

При этом судебная коллегия указала, что суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для взыскания с Асатряна Р. А. комиссии за расчетное обслуживание в сумме 117 500 рублей.

В силу пункта 1 статьи 819 ГК РФ банк по кредитному договору обязуется предоставить заемщику денежные средства (кредит) в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик, в свою очередь, обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Таким образом, по смыслу приведенной нормы закона, выдача кредита представляет собой действие, направленное на исполнение обязанности банка в рамках кредитного договора.

Пункт 2.1 Положения о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения), утвержденного Центральным Банком Российской Федерации от 31 августа 1998 № 54-П, предусматривает предоставление денежных средств физическим лицам - в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента либо наличными денежными средствами через кассу банка.

Согласно Положению о Правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации (утвержденного Центральным Банком Российской Федерации от 26 марта 2007 № 302-П), действиями, которые обязан совершить банк для создания условий предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка), является открытие и ведение ссудного счета.

Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть, операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Следовательно, действия банка по открытию и ведению такого счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу. Взимание такого вида комиссии нормами гражданского законодательства, Законом РФ «О защите прав потребителей», другими федеральными законами иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрено.

Согласно п. 1.2 условий кредитного договора, заключенного между сторонами, банк открывает заемщику счет № на условиях, указанных в разделе 5 Договора.

Как следует из содержания п. п. 5.1 – 5.3 раздела 5 указанного договора указанный счет открывается для осуществления расчетов по настоящему договору. Проценты на остаток средств на счете не начисляются и не выплачиваются. По счету могут осуществляться операции: а) зачисление суммы предоставляемого кредита на счет; б) выдача средств, предоставленных в кредит со счета заемщику наличными; в) зачисление средств, поступающих от заемщика с целью погашения задолженности по договору; г) списание банком по поручению заемщика, а также в безакцептном порядке денежных средств в погашение задолженности по договору; д) выдача наличными остатка денежных средств при закрытии счета.

Доказательств того, что истец был вправе пользоваться вышеуказанным счетом по своему усмотрению, не представлено. Кроме того, из представленных суду выписок по счету усматривается, что заемщиком он использовался только для погашения задолженности по кредиту.

Материалы дела не подтверждают тот факт, что ежемесячная плата за расчетное обслуживание (комиссия по договору) в размере 2500 рублей является предусмотренной ст. 851 ГК РФ платой, связанной с возмездными услугами банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на банковском счете клиента.

Таким образом, счет № был открыт и использовался банком для осуществления операций по предоставлению заемщику и возврату им денежных средств (кредита) в соответствии с заключенным кредитным договором, то есть не выполнял роль банковского счета в смысле статьи 845 ГК РФ.

В силу ч. 2 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Как следует из содержания рассматриваемого договора, договорные отношения между кредитором и заемщиком включают в себя взаимосвязанные обязательства: кредит выдается при условии открытия заемщику счета, а счет открывается для того, чтобы на него была перечислена сумма кредита.

Как пояснил в ходе рассмотрения дела в суде кассационной инстанции представитель ОАО «АБ «П», на иных условиях, нежели чем с открытием счета, получить кредит Асатряну Р. А. не представлялось возможным.

В данном случае потребитель, заключающий кредитный договор с банком, поставлен в заранее невыгодные условия, так как не открыв счет, за расчетное обслуживание которого он должен вносить оплату, он не может получить кредит.

Следовательно, предоставление кредита определено «навязанной» потребителю платной услугой - оплатой комиссии за расчетное обслуживание, что является нарушением п. 2 ст.16 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Согласно п. 1 ст. 16 Закона условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Включение в кредитный договор условия об открытии счета в отсутствие надлежащим образом оформленного волеизъявления заемщика, целевое назначение открытия счета №, определенное именно условиями кредитного договора и направленное на исполнение обязанности банка по предоставлению кредита, возложение в силу данного условия на заемщика дополнительных денежных обязательств нельзя признать основанным на нормах права, регулирующих кредитные правоотношения, в связи с чем такое условие договора ущемляет права потребителя финансовой услуги по сравнению с правилами, установленными законами или иным правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, что в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона влечет недействительность таких условий.

В соответствии с ч.9 ст. 30 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности», банк должен предоставлять заемщику полную информацию о предоставляемом кредите, в том числе и о наличии возможности предоставления и погашения кредита разными способами, в том числе и без открытия текущего счета.

Доказательств того, что истцу была предоставлена полная информация об альтернативных способах получения и погашения кредита, материалы дела не содержат, в связи с чем доводы ОАО «АБ «П» о том, что открытие счета основано на свободе договора сторон и волеизъявлении истца, являются несостоятельными.

Придя к обоснованному выводу о ничтожности условий кредитного договора, возлагающих на заемщика обязанность по ежемесячной уплате комиссии за расчетное обслуживание, суд первой инстанции обоснованно применил последствия недействительности части сделки, возвратив истцу неосновательно уплаченную ответчику денежную сумму с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 1 ст. 395 ГК РФ) в размере 35 962 рубля, в пределах трехлетнего срока исковой давности.

1   2   3   4

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Поделиться в соцсетях



Авто-дневник






База данных защищена авторским правом ©ucheba 2000-2018

обратиться к администрации | правообладателям | пользователям

разработчик i-http.ru

на главную